пр.Красноярский рабочий, 107 (ост. ТЮЗ)

В объективе - жизнь

В объективе - жизнь

14 февраля 2016 / 1631

Книга Г.Я.Коваленко имеет интересную особенность. Судя по названия, она посвящена фотографии. Но примерно 50% текста отведено истории СССР. Около 20% приходится на историю фотографии. И лишь оставшиеся 30% посвящены непосредственно теме — принципам партийности, народности и художественной правды советской фотографии...

Почему эту книгу приходится читать по диагонали? Все просто:

Советские фотомастера последовательно и неуклонно отстаивают партийность фотографии — этого реального претворения в новых исторических условиях макрсистко-ленинского учения о классовости идеологии, о ее активной социальной роли


К счастью, меня, закаленного такими текстами в эпоху СССР, обилие идеологических шампов не отпугнуло. И я продолжил чтение — даже невзирая на то, что первыми в иллюстративном ряду оказались вот эти снимки:

Оцуп П.В.
Оцуп П.В. "В.И. Ленин за рабочим столом в своем рабочем кабинете в Кремле"

Бабанов В.
Бабанов В. "На строительстве газопровода Уренгой-Ужгород"

Автор как бы по умолчанию считает эти снимки венцом фотографического творчества, а потому ставит их на первое место. Ну, да ладно. Все-таки, пробежав глазами по тексту, я  нашел пару жемчужин в этом идеологическом навозе.
Сравнение языка фотографии с языком литературы не удивительно — эту тему хорошо разработал еще Пондопуло Г.К., о котором я уже писал. Но вот Г.Я. Коваленко чаще применяет иные аналогии — идет сравнение выразительных средства фотографии с выразительными средствами музыки! И аналогии, на мой взгляд, получаеются весьма интересными. Вот как автор раскрывает тему света в фотографии (в конце материала я приведу этот фрагмент развернуто):

При помощи света фотохудожник проявляет себя в каждом из своих произведений то ли в  великолепной инструментовке (блики, глубокие тени), то ли в мелодической простоте (полутона)

Много интересного написано о такиом жанре, как фотокнига. Дан хороший анализ ряда работ советских фотографов — например, Д. Бальтерманца. И я полностью согласен с Г.Я. Коваленко, читая слова про то, что автор "как бы по инерции" выполняет снимки о промышленности, индустрии. Я тоже говорил об этом, разибрая книгу "Творческая фотография". Но, к счастью, в работе Г.Я. Коваленко приведены другие снимки Бальтерманца — без бодрых передовиков и передовых бригадиров.
В общем, если эта книга попадет к вам в руки, советую ее пролистать — особенно первую часть. А вот текст, который ближе к блоку иллюстраций, становится уже более интересным. Конечно же, и сама иерархия иллюстраций оказалсь несвободной от идеологического пресса. Первые два ярких образчика я уже привел выше. Увидите вы и такие натянуто-романтические сюжеты, вроде приведенного ниже. Неужели автору самому не было скучно смотреть на свой столь постановочный снимок?

Лагранж В.

Однако, немало в издании и действительно интересных фотографий. Ряд из них я привожу ниже

Фотографии журналиста В.Пескова
Песков В. "Листья падают с клена"

Ду Гуэ. "Атака"
Ду Гуэ. "Атака"

Макаров А. Совет наставника
Макаров А. "Совет наставника"

Бальтерманц Д. Встреча с Чукоткой
Бальтерманц Д. "Встреча с Чукоткой"

Кравцов П. Тракторист
Кравцов П. "Тракторист"

Свиридова Н., Воздвиженский Д. Первое сентября
Свиридова Н., Воздвиженский Д. "Первое сентября"

В завершение, как и обещал, привожу развернутый фрагмент книги, где говорится о работе со светом, а также о проблеме режиссуры снимка:

Для фотомастера помощником является свет. Световой эффект, направление линий, передний, средний и задний планы — это именно то, что способствует созданию художественной фотографической формы. Элементы освещения выявляют воздействие плоскостей и подчеркивают детали. При фотосъемке свет, как основной элемент конструкции, играет большую роль. Игра света, световой эффект — это часть окружающей нас природы, во всяком случае, та ее часть, какую замечают лишь немногие. Скажем прямо, что фотографирующий становится художником еще и потому, что он может умело использовать воздействие света. А это помогает сделать снимок выразительнее, доведя его до уровня художественной ценности. При помощи света фотохудожник проявляет себя в каждом из своих произведений то ли в великолепной инструментовке (блики, глубокие тени), то ли в мелодической простоте (полутона). Только в фотографии игра света и тени создает конструктивный элемент. Без многочисленных тонов между широкими границами от темноты к свету форма оставалась бы лишь силуэтом. Контурный свет и блики выдвигают наиболее характерное на первый план; этими средствами фотомастер подчеркивает существенное и, если нужно, приглушает в тени несущественное. Использование шкалы света и тени открывает великолепные возможности для фотографической выразительности. В том числе и поэтому мы можем смело опровергнуть предрассудок, согласно которому фотография представляет собой лишь механическое изображение, а не произведение искусства.
пы, творчество мастеров почти во всех национальных республиках демонстрирует самый высокий уровень мастерства.

***
Постоянным поводом для полемики служит вопрос, должен ли фотохудожник или репортер, увидев что-то интересное, происходящее в его поле зрения, делать снимок сразу или же ему следует во имя силы воздействия снимка вмешаться и вначале, внести некоторые изменения. Должен ли фотомастер ориентироваться на репродуктивную независимость внезапного снимка? Ответить «да» было бы слишком упрощенно. Если верно, что искусство является не натуралистичеашм воспроизведением действительности, а отражением наших переживаний и нашего мира чувств, то режиссура необходима. Больше того, фотомастер порою должен психологически приблизиться к событию, стать его участником. Сцены, вырванные из жизни, поставленные в соответствующие границы, настоящий художник должен фотографировать так, чтобы его снимки потрясали своим содержанием и формой. Запечатлевая что-либо на своем снимке, фотомастер знает, что этим он преследует определенную цель, и поэтому он должен выразить свое восприятие в достойной форме.
Согласившись с этим, мы отметим, что в некоторых случаях, к сожалению, режиссура заметна на снимке. А ведь художник лишь тогда является настоящим художником, когда он может «инсценировать» абсолютно неназойливо, когда его аранжировка усиливает смысловой и эмоциональный заряд снимка.
Кинофильмы, воздействующие на зрителя с точки зрения их содержания наиболее непосредственно, являются образцами инсценировки и заранее продуманного построения кадра. Верно, что в данном случае непрерывность повествования в значительной мере способствует силе эмоционального воздействия. Но если зрители смеются или плачут, то никому не придет в голову думать о причинах и говорить, что это происходит благодаря хорошо подготовленным актерам. Тем более такого не скажут, если воздействие было действительно сильным. Этот небольшой пример подтверждает, что надо учиться обращению с людьми, учиться применять режиссуру с учетом эстетических правил и надо, к тому же, приобретать все новые профессиональные знания, чтобы уметь применить режиссуру весьма профессионально. Вообще вопрос о режиссуре надо упорядочить. Нам следует знать, какие возможности она предоставляет и что мы, используя свой жизненный опыт, можем обращаться к ней только тогда, когда снимок от этого становится более выразительным, но при этом не искажает действительность.
К тому же инсценировка не всегда означает физическое вмешательство, ибо она определяет и композицию снимка, начинающуюся с уяснения мотива, продолжающуюся с «выхватыванием» из действительности и, наконец, подытоживающую весь комплекс построения снимка: выбор угла съемки, формирование перспективы, ясность по поводу того, что хотим подчеркнуть в происходящем, что воспринимать как второстепенный фактор, а может быть, и совсем опустить, что хотим изобразить резко, а что нет. Надо продумать впечатление от сочетания света и тени, формы и плоскостей отдельно и в их взаимодействии, так как художественное фото не всегда идет по пути рабского преклонения перед фактом. Работа не только фоторепортера, но и всех фотохудожников связана с местом и временем. Впечатления, полученные фотохудожником благодаря его творческому видению, он не может поэтически трансформировать дома, в спокойной атмосфере. Он не может задним числом провести морщины на улыбающемся лице или печальное лицо с выражением грусти на негативе, подобно волшебнику, переделать в улыбающееся. Итак, нужно инсценировать, если это необходимо, если таким путем можно добиться выразительности,
Однако истинный фотомастер остается, разумеется, гуманистом, совершая и моментальный снимок. Он продолжает служить человечеству, выхватывая из его бытия миг и «вручая» этот миг непосредственно зрителю.
Как и в каждом искусстве, в фотографии успех определяется не только знанием технической стороны дела. Ведь, скажем, в прозе не все определяется одним умением владеть словом. Известны примеры блестящих стилистических достижений, от которых веет холодом равнодушия. Конечно, тут дело в наличии способностей, таланта.
Миллионы людей имеют фотоаппараты. И вместе с тем фотомастеро'м может стать не каждый. Да, нужен талант, нужна одержимость, нужно колоссальное трудолюбие, чтобы стать настоящим фотомастером нашего времени.


ЧИТАТЬ РЕЦЕНЗИЮ НА КНИГУ Н. Д. ПАНФИЛОВА "ФОТОГРАФИЯ И ЕЕ ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА"
 

Похожие статьи:

--Корневой раздел--Как научиться фотографировать?

НовостиДень фотографии в Красноярске

БлогОпыт малого бизнеса

фотография учебники пособия


Комментарии 0

Нет комментариев. Ваш будет первым!